Приветствую Вас, друзья, на моём сайте - Анатолий Карпенко-Русый, почитайте мои статьи и размышления.
Об авторе Рассказы Статьи, размышления Песни, видео Фотографии Контакты
Статьи, размышления » "Этот непредсказуемый Магомаев"

Этот непредсказуемый Магомаев

Добавлено: 26 мая 2010
Просмотров: 1858

Тогда, в далеком уже шестьдесят седьмом году прошлого века, этого невероятно успешного, роскошно красивого, поющего популярнейшие песни, молодого человека великим еще не определяли. Оно и понятно: лет ему было всего-то двадцать пять. А мне – девятнадцать. Разница в возрасте невелика, но Муслим Магомаев к тому времени покорил все вертикали, горизонтали и широты нашей необъятной страны, а я покорял азы музыкального искусства в минском музыкальном училище.

Расстояние между нами было не просто огромным, но и, казалось бы, непреодолимым…Однако, чего ни бывает в этом удивительным и где-то даже сказочном музыкальном мире! И это было не где-то, а в славном городе моей юности Минске, где мне довелось стать свидетелем двух забавных, взаимосвязанных друг с другом сценок, в которых главным действующим лицом был Муся. Это для близких так, а в то время для всех народов и всех слоев населения – кумир и небожитель Муслим Магомаев. Время показало, что этот человек, певец искусства, действительно велик. А популярность и слава его непревзойденны. Никто не может в этом плане сравниться с Магомаевым: ни его предшественники, ни его современники, ни тем более теперешние «звезды». Кстати, приведу высказывание Муслима Магометовича о «теперешних»: «раньше певцы хотели стать звездами, а теперь «звезды» хотят стать певцами».

Итак, дело было в Минске, где Магомаев давал подряд несколько концертов в сопровождении биг-бэнда Юрия Саульского.  Вышка неземная! Как может бедный студент попасть в общество тогдашних грандов джазового истеблишмента, а тем более за один стол с недосягаемым для простых смертных кумиром сотен миллионов всего советского населения? Как оказалось варианты возможны. Гранды, которые приехали за двое суток до первого концерта делать саунд-чек ( настройку музыкальных инструментов и аппаратуры для конкретного зала), сами пришли к нам в училище с предложением, которое предполагало взаимную выгоду всем участникам гешефта. Гранды, гастролируя где-то у буржуев, накупили там всяких пособий по поводу научиться грамотно импровизировать на разных джазовых инструментах, сделали кучу ротапринтный копий, что в то время было делом небезопасным, и хотели при нашей распространительной помощи заработать пару копеек.

Мы с корешем оказались первейшими к этому интереснейшему со всех сторон предложению и довольно быстро в музучилищной и консерваторской среде распродали все их книженции, чем принесли грандам желаемые пару копеек, а себе вполне объяснимое приглашение на концерт Магомаева, причем в закулисном варианте.

Концерты Муслима Магомаева проходили так, как мало у кого из артистов во всем мире. Ведущему или конферансье не было необходимости вообще выходить к зрителям. То, что абсолютно глупо было объявлять, кто сейчас выйдет на сцену, хотя этот ведущий и пытался это сделать, это одно. Но, когда он произносил  первое слово в названии следующей песни, раздавался невероятной силы вой-ор-гвалт-свист восторженных зрителей. Хотя орали по большей своей части присутствия – зрительницы. Все в зале глохло от орущих шести тысяч глоток. Но стоило Муслиму прикоснуться к микрофону, как зал замирал в безусловной покорности  своему кумиру, внимая каждой исполненной ноте, вслушиваясь в каждое произнесенное в микрофон слово из тех песен, что при помощи этого чарующего голоса поселились в душах тысяч людей. А сегодня-сейчас, получалось, эти люди видели, слышали настоящего, живого Муслима Магомаева. Они были счастливы…

Первый концерт из шести запланированных закончился, и Магомаев благополучно, без ощутимых потерь со стороны огромной толпы поклонниц, атаковавших его на выходе, перебрался в здание самой шикарной по тому времени в столичном городе Минске гостиницы «Юбилейная», а конкретно в банкетный зал этого престижного заведения. За стол уселись человек двадцать: лидеры джаз-бэнда, наши приятели, еще кое-кто, ну, и мы, как приятели лидеров. Сели мы с краешку стола, как и положено скромным студентам. Заказывали, кто что хотел, но не обильно: все устали. Мы испросили себе кофе с коньяком, чем вызвали комплимент от Муслима, за изыск вкуса, остальные взяли сообразно аппетиту, а рассчитывался за все, как мы узнали позже, традиционно, Магомаев.

Коллектив престижного, это ж надо, «интуристовского» заведения, которого удостоил своим посещением сам Муслим Магомаев с компанией, выдвинул на обслуживание столь важного гостя самую лучшую, самую красивую официантку. Она была действительно чудного, нетронутого еще ресторанно-общепитовским чревом, удивительного чистого виду, и даже с румянцем на белоснежных и нежных щеках. Этот румянец заполыхал так, что вроде даже стало светлее в помещении, когда Муслим рассчитался по счету, принесенном юной белорусочкой. Набежало там, как сейчас помню, пятьдесят рублей и сорок копеек. Муся протянул соточку рублей, кстати, как выяснилось потом (для нас), он других купюр и не носил при себе, и весьма пристойно так сказал: «А сдачи, красавица, оставьте себе…» Весь персонал ресторана, который незримо присутствовал в течение всего процесса обслуживания Магомаева и его компании, глубоко ахнул!

Наконец, закончился и шестой концерт Муслима Магомаева, а вместе с ним закончились и его гастроли в славном городе Минске. Ситуация повторилась, как и после первого концерта, почти с тем же составом и в том же банкетном зале престижного ресторана гостиницы «Юбилейная». Только на этот раз такого чудно-сладкого клиента, видимо, уже раздвинув локтями конкуренток, получила эдакая видавшая виды, причем всяческие, прожженная официантка. Ядреная баба, в самом соку, представляла лучшую, с доски почета, передовую часть всего советского официантства. И она уже представляла, видимо, кроме морального невероятного удовольствия от общения, путь даже и со спины, с таким кумиром всего народа, но и ощущала кое-что весомое в своем кармане. Судя по появлению Магомаева в этом зале шесть дней назад.

Как сейчас помню, по счету получилось девяносто девять рублей и двадцать копеек. Все-таки вечер был прощальным. Муслим посмотрел на счет и протянул заслуженной официантке традиционную «сотку». Та с явным недоумением ее взяла и направилась в сторону ожидавшего в районе подсобки родного коллектива. Коллектива, ждавшего триумфа обслуживания в смысле чаевых. Ведь у Муси деньги имелись только в сотенных купюрах. А тут что-то было не так, что-то не то, что ожидалось…

И действительно, произошло совсем не то, что ожидалось в ресторанной мешпухе. Потому что Магомаев кинул вслед заслуженно ядреной официантке: «Уважаемая, а где же сдача, восемьдесят копеек?» Довольно громко, хорошо поставленным голосом, любимым сотнями миллионов советских граждан. У этой женщины была возможность провалиться сквозь пол, потому что банкетный зал находился на втором этаже. Но она успела исчезнуть за секунду до того, как раздался гомерический хохот людей, имевших возможность, присутствуя на первой и последней встрече, оценить такой неординарный юмор великого певца.

А я смог дать себе своеобразную оценку величия певца Муслима Магомаева, когда чуть позже моя сокурсница по музыкальному училищу, захлебываясь от восторга, рассказывала мне во всех подробностях о своем звездном моменте: ей удалось продвинуться до такой близости к кумиру, что она дотронулась до рукава пиджака Магомаева. И теперь она будет помнить об этом своем счастье всю оставшуюся жизнь.   

Что тут сказать? Ведь действительно велики такие артисты, как Муслим Магомаев, если они делают людей счастливыми только от того, что были, существовали где-то рядом. И, к сожалению, сегодня мы вынуждены использовать это печальное прошедшее время: да, они были. Да, они существовали…Но, на самом деле, они будут с нами всегда, они будут в нашей памяти, в памяти сердца и души. Потому что оттуда, однажды попав, уйти невозможно. Таковы свойства наших душевных сердец!

Анатолий Карпенко-Русый
"Слово" №46 (812) 28.11.2008


   

Анатолий Карпенко-Русый :: Официальный сайт © 2010-2018